Арии
Дуэты...
Оперы
Кантаты
Композиторы
Switch to English

Ария: Kuda, kuda vï udalilis (Lensky's Aria)

Композитор: Чайковский Пётр Ильич

Опера: Евгений Онегин

Роль: Lensky (Тенор)

Скачать бесплатно ноты: "Kuda, kuda vï udalilis (Lensky's Aria)" PDF
Where have you gone, o golden days of my spring?
What does the day coming has in store for me?
It escapes my eyes, it is hidden!
Shall I fall to the deadly arrow, or will it pass by?
All for better, there is a pre-determined time
For life and for sleep
Blessed is a day of simple tasks
And blessed is the day of troubles.

Will the day beam shine in the morning
And the bright day shall reign
And I, well, will I, perhaps, will descent
Into mysterious darkness of my fatal tomb?
And the memory of a strange poet will fall into Abyss
The world shall forget me, but you, you, Olga!
Tell me, will you, the maiden of beauty, come to shed a tear
Over the early urn
And think "he loved me, he devoted to me
The gloomy dawn of a troubled life!"
Ah Olga, I did love you,
To you alone I devoted
The gloomy dawn of my troubled life
Yes Olga, I did love you!

My wonderful friend, my dear friend,
Come, for I am your husband, etc.

Where have you gone, o golden days of my spring?
O shto mne mat', shto mne otets'. Vakula. Черевички. ЧайковскийVot' uzhe gode proshel'. Vakula. Черевички. ЧайковскийJa lyublyu vas (Lensky's Arioso). Lensky. Евгений Онегин. ЧайковскийKakoi pre krasnïi etot den (Triquet's Song). Monsieur Triquet. Евгений Онегин. ЧайковскийNet chary lask krasy myatezhnoy. Count Vaudémont. Иоланта. ЧайковскийKak pered bogom, tak pered toboy dushi ne posty. Andrey Morozov. Опричник. ЧайковскийChto nasha zhisnj. Herman. Пиковая дама. ЧайковскийJa imeni jejo ne znayu (Herman's Arioso). Herman. Пиковая дама. ЧайковскийProsti, nebesnoye sozdane. Herman. Пиковая дама. ЧайковскийLa donna è mobile. The Duke of Mantua. Риголетто. Верди
Wikipedia
Евге́ний Оне́гин — лирические сцены в 3 актах, 7 картинах Петра Ильича Чайковского, на либретто Константина Шиловского, по одноимённому роману в стихах А. С. Пушкина.
Премьера состоялась 17 (29) марта 1879 года в Малом театре в Москве.
Опера написана на сюжет пушкинского «Евгения Онегина». Созданию оперы предшествовали длительные поиски оперного сюжета. В письме к композитору С. И. Танееву Чайковский писал: «Я ищу интимную, но сильную драму, основанную на конфликте положений, мною испытанных или виденных, могущих задеть меня за живое». Сюжет был подсказан почти случайно певицей Е. А. Лавровской в мае 1877 года. В письме к брату М. И. Чайковскому композитор подробно описывает этот эпизод:
Опера создавалась достаточно быстро, композитор работал над ней в Москве, в Сан-Ремо, а также в Каменке и в Глебове. Либретто ему помогал создавать поэт К. С. Шиловский. опера была вполне завершена, и Чайковский сообщает Н. Г. Рубинштейну: «Я кончил оперу совершенно. Теперь только переписываю либретто и, как только все будет готово, отправлю в Москву».
С самого начала работы над оперой композитор осознавал ряд трудностей, связанных с приспособлением пушкинского сюжета к оперному жанру. Прежде всего это касалось «несценичности» сюжета, отсутствия типовых для оперы конфликтов и сюжетных поворотов, а также необычным для оперы «современным» сюжетом. Кроме того, смерть одного из главных героев происходит в середине оперы, а не в конце; опера же в целом заканчивается не эффектными событиями и массовой сценой, а диалогом-объяснением двух действующих лиц. Однако это не останавливало композитора, поскольку искренность, живость и поэтичность пушкинских образов ему казалась важнее всех оперных условностей. В ответ на предполагаемую критику он писал:
Будучи убежденным в том, что публике будет трудно воспринимать это произведение на сцене, Чайковский обратился к П. И. Юргенсону с просьбой издать клавир оперы до её постановки, который действительно вскоре вышел в свет и был очень быстро раскуплен. Композитор писал:
Из письма Чайковского брату Модесту Ильичу (27 мая 1878): «Вечером вчера сыграл чуть не всего «Евгения Онегина»! Автор был и единственным слушателем. Совестно признаться, но так быть, тебе по секрету скажу. Слушатель до слез восхищался музыкой и наговорил автору тысячу любезностей. О, если б все остальные будущие слушатели могли так же умиляться от этой музыки, как сам автор». Подобное можно встретить в письме А. С. Пушкина к другу поэту Петру Вяземскому (около 7 ноября 1825 г.): «Поздравляю тебя, моя радость, с романтическою трагедиею, в ней же первая персона Борис Годунов! Трагедия моя кончена; я перечел ее вслух, один, и бил в ладоши, и кричал, ай да Пушкин! ай да сукин сын!»
Произведение оказалось очень дорого Чайковскому, он вложил в него много душевных сил, и ему жалко было отдавать его на сцену императорских театров.
Триумфальный успех пришёл к опере не сразу. Пресса на спектакль была разная. Преимущественно опера не была оценена по достоинству. При её постановке у Чайковского возникли серьезные трудности. Некоторые коллеги, выступившие с критикой его произведений (среди них был, в частности, композитор Ц. Кюи) заявляли, что музыка однообразна и скучна, и даже, что у Чайковского «отсутствовал музыкальный слух». Неприязнь погасил Александр III. Соломон Волков писал: «Это он настоял, чтобы оперу Чайковского «Евгений Онегин» поставили в Петербурге в Императорском театре. Никто этого не хотел делать! Музыканты были против, они завидовали Чайковскому, говорили: это плохая опера, несценичная, публике не понравится. Но государь велел, и музыкантам пришлось подчиниться». Из письма Чайковского 18 января 1885 года: «После свадебного обеда я поехал прямо в Большой Театр, где происходило пятнадцатое представление “Онегина” в присутствии Государя, императрицы и других членов царской фамилии. Государь пожелал меня видеть, пробеседовал со мной очень долго, был ко мне в высшей степени ласков и благосклонен, с величайшим сочувствием и во всех подробностях расспрашивал о моей жизни и о музыкальных делах моих, после чего повел меня к императрице, которая в свою очередь оказала мне очень трогательное внимание...»
Публика же была была очарована этой оперной интерпретацией пушкинского «романа в стихах» с её выразительнейшей музыкой.
Опера оказалась новым словом для оперного жанра, она утвердила в правах целую жанровую ветвь лирической оперы. К этому же направлению принадлежит последняя опера Чайковского — «Иоланта».
Первая постановка на сцене Малого театра силами учащихся Московской консерватории состоялась 17 (29) марта 1879 года (дирижёр Н. Г. Рубинштейн). Все репетиции проходили в консерватории, а генеральная репетиция и публичный спектакль были в Малом театре. Первый спектакль состоялся 16 декабря 1878 года, не в Малом театре, а в консерватории, на её сцене. Причём, разучивать первые две картины студенты начали ещё в сентябре 1877 года, видимо, по рукописи, поскольку опера ещё была далека от завершения.
Постановка в московском Большом театре 11 (23) января 1881 (дирижёр Э. М. Бевиньяни). Первое исполнение в Санкт-Петербурге 22 апреля (4 мая) 1883 кружком любителей (дирижёр К. К. Зике, солисты — ученики консерватории). Постановка в Харькове — в апреле 1884 г., постановка в Киеве — 11 октября 1884 г. Постановка в Мариинском театре 19 (31) октября 1884, дирижёр Э. Ф. Направник.
Первая зарубежная постановка состоялась 6 (18) декабря 1888 в Праге, дирижёр — автор. В самых первых спектаклях опера заканчивалась любовными объятьями Онегина и Татьяны, прерываемыми появлением Гремина — это вызвало протест публики, после чего композитор переделал заключение оперы, приблизив его к оригиналу.
19 (31) января 1892 опера «Евгений Онегин» была поставлена в Гамбургском оперном театре под руководством Густава Малера. Чайковский слышал эту постановку и очень высоко оценил дирижёрское искусство Малера. Позднее, в 1897 году, Малер поставил «Онегина» в Венской опере.
В 1895 году состоялась вторая постановка на сцене Большого театра, дирижёр С. В. Рахманинов.
В Латвии она стала первой оперой, которую исполняли только латышские певцы; премьера состоялась в Риге 27 декабря 1912 года.
Первая постановка на советской сцене 14 сентября 1918 в Петрограде в Малом оперном театре. В 1921 году — постановка в Большом театре.
Опера была изначально задумана как камерная, но позже специально для постановок на сцене Императорской оперы Чайковский создал новую редакцию. Уже в советское время первоначальный вариант, «лирические сцены», был воссоздан усилиями К. С. Станиславского. Опера «Евгений Онегин» стала первым оперным спектаклем, подготовленным театральной студией под руководством К. С. Станиславского. Этот спектакль ознаменовал новый этап в развитии отечественного оперно-сценического искусства и стал символом Музыкального театра имени К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко.
Первая студийная запись «Онегина» состоялась в 1936 году. В ней принимали участие оркестр, хор и солисты Большого театра: П. Норцов, Г. Жуковская, С. Лемешев, А. Пирогов. Через год была записана ещё одна версия, на сей раз с И. Козловским в роли Ленского.
Опера состоит из семи картин. Действие происходит в деревне и в Петербурге в 20-х годах XIX столетия.
Картина первая. Летний вечер, сад в усадьбе Лариных. Татьяна и Ольга поют романс. Их мать — Ларина и няня Филиппьевна вспоминают о временах своей молодости. Появляются крестьяне. Их песни занимают девушек — задумчивую, мечтательную Татьяну и беззаботную, шаловливую Ольгу. Приезжает жених Ольги — помещик-сосед Владимир Ленский в сопровождении Онегина, недавно прибывшего из Петербурга молодого дворянина. Татьяна глубоко взволнована встречей с Онегиным.
Картина вторая. Комната Татьяны, поздний вечер. Девушка во власти тревожных дум. Она не может уснуть и просит няню рассказать о своей молодости. Татьяна едва слушает: её мысли поглощены Онегиным. Охваченная новым неведомым ей чувством, она пишет Онегину письмо, признаваясь в любви. В нём она видит своего избранника… Светает. Няня по просьбе Татьяны посылает внука с письмом к Онегину.
Картина третья. В саду Лариных девушки с песнями собирают ягоды. В смятении вбегает Татьяна: приехал Онегин, сейчас он будет здесь. Что он ответит на её письмо? Онегин учтив и сдержан. Он тронут искренностью Татьяны, но ответить на её любовь не может. Потрясенная девушка с горечью выслушивает нравоучения.
Картина четвёртая. Бал в доме Лариных. На именины Татьяны съехалось множество гостей. Гости танцуют, играют в карты и в зале очень душно. Провинциальный бал с пересудами и сплетнями наводят на Онегина жестокую скуку. Чтобы отомстить Ленскому, который привез его сюда, он начинает ухаживать за Ольгой. Ленский возмущен поведением друга и легкомыслием невесты. Он вызывает Онегина на дуэль. Гости и хозяева безуспешно пытаются примирить друзей.
Картина пятая. Раннее зимнее утро. Ленский и его секундант Зарецкий ожидают Онегина у места дуэли. Мысли молодого поэта обращены к Ольге и собственной судьбе. Появляется запоздавший Онегин. Противники колеблются, вспоминают былую дружбу. Но все пути к отступлению отрезаны. Дуэлянты становятся к барьеру. Раздается выстрел, и Ленский падает, сраженный насмерть.
Картина шестая. В богатом особняке собралась петербургская знать. Среди гостей Онегин, недавно возвратившийся из странствий. Ни путешествия, ни светские удовольствия не могут рассеять его тоски. Появляются князь Гремин с супругой, в которой Онегин с удивлением узнает Татьяну. Князь Гремин говорит, что жена составила счастье его жизни. Охваченный внезапной любовью к Татьяне, Онегин решает добиться свидания.
Картина седьмая. У себя в гостиной Татьяна в волнении читает письмо Онегина. Она до сих пор любит его. Неожиданно входит Онегин. В его словах признание и раскаяние. Татьяна вспоминает их первую встречу, когда счастье было ещё возможно. Но прошедшего не восстановить. Взывая к чести и гордости Онегина, Татьяна просит оставить её. Она непоколебима в сознании долга и супружеской верности. Онегин остается один.
Партии из оперы вошли в золотой репертуар лучших певцов мира.
Музыкальный критик Виктор Коршиков о записи: «Во многом это самый необычный „Онегин“. Эрмлер дирижирует ровно и четко, не давая „итальянскому“ сентиментализму проникнуть в его запись. Безусловно, звезда всего спектакля Юрий Мазурок. Его Онегин агрессивен, но и снисходителен. Вся роль обдумана и все действия объяснимы. Про него можно смело сказать, что лучшего Онегина ещё не было. Милашкина в роли Татьяны похожа на свою Лизу из „Пиковой дамы“, что, безусловно, хорошо. В ней нет того порыва „сумасшедшей страсти“. Перед нами самая обыкновенная деревенская девушка. Атлантов, единственный Ленский, который поет „мужским“ голосом (очень редким „героическим тенором“, а не обычным сладковатым „лирическим“). Нестеренко и Синявская (будущие звезды первой величины) с блеском исполняют свои небольшие, но крайне сложные партии».