Арии
Дуэты...
Оперы
Кантаты
Композиторы
Switch to English

Ария: Ne malo vremeni proslo s tech por

Композитор: Бородин Александр Порфирьевич

Опера: Князь Игорь

Роль: Princess Yaroslavna (Сопрано)

Скачать бесплатно ноты: "Ne malo vremeni proslo s tech por" PDF
Ach! Plachu ja, gor'ko plachu ja. Princess Yaroslavna. Князь Игорь. БородинO Patria Mia. Aïda. Аида. ВердиDis-moi que je suis belle. Thaïs. Таис. МасснеTu del mio Carlo al seno. Amalia. Разбойники. ВердиDeh! Non ferir… Alla gioia ed al piacer. Bianca. Bianca e Fernando. БеллиниEn proie à la tristesse. La Comtesse. Граф Ори. РоссиниLes oiseaux dans la charmille (The Doll Song). Olympia. Сказки Гофмана. ОффенбахJak jest mi jen?. Lenka. The Stubborn Lovers. ДворжакDopo l'oscuro nembo. Nelly. Adelson e Salvini. БеллиниChacun le sait. Marie. Дочь полка. Доницетти
Wikipedia
Алекса́ндр Порфи́рьевич Бороди́н (31 октября (12 ноября) 1833, Санкт-Петербург — 15 (27) февраля 1887, там же) — русский композитор, химик-органик, общественный деятель, медик. Участник «Могучей кучки».
Александр Бородин родился в Санкт-Петербурге 31 октября (12 ноября) 1833 года от внебрачной связи грузинского князя из Имеретии Луки Гедианова (Гедеванишвили) (1772—1843) и петербургской мещанки Авдотьи Антоновой (1809—1873). При рождении записан сыном крепостного слуги князя — Порфирия Бородина и его жены Татьяны. До восьми лет мальчик был крепостным своего отца, который в 1840 году дал сыну вольную и купил четырёхэтажный дом для него и его матери, выданной в 1839 году замуж за отставного военного врача Христиана Клейнеке (умер не позже 1841). В первой половине XIX века внебрачные связи не афишировались, поэтому юный Саша звал Авдотью Антонову (по её просьбе) не «мамой», а «тётушкой». В 1840-х годах Авдотья (Клейнеке) родила ещё двоих сыновей — Дмитрия Александрова (род. 1844, отец неизвестен) и Евгения Фёдорова (род. ок. 1847, отец — коллежский секретарь, преподаватель немецкого языка Фёдор Фёдоров). С обоими братьями Александр Бородин поддерживал близкие отношения всю жизнь.
Из-за происхождения, не позволявшего поступить в гимназию, Бородин проходил домашнее обучение по всем предметам гимназического курса, брал уроки английского и латыни (по-французски и по-немецки уже в юности говорил свободно), научился играть на флейте, фортепиано и виолончели. Около 1847 года написал концерт для флейты с фортепиано (произведение не сохранилось).
С десяти лет Бородин интересовался химией, которая со временем стала его профессиональным занятием. Занятиям наукой и получению высшего образования препятствовало всё то же «незаконное» происхождение молодого человека, которое, при отсутствии легальной возможности изменения общественного статуса, вынудило мать Бородина и её мужа воспользоваться ведомством чиновников Тверской казённой палаты, чтобы записать сына в Новоторжское третьей гильдии купечество. Он получил право закончить гимназию и продолжить своё образование в высшем учебном заведении.
Летом 1850 года Бородин отлично сдал экзамены на аттестат зрелости в Первой Санкт-Петербургской гимназии, а в сентябре семнадцатилетний «купец» Александр Бородин поступил вольнослушателем в петербургскую Медико-хирургическую академию (ИМХА). В 1853 году в академии начал заниматься химией под руководством Николая Зинина, который сыграл в дальнейшей профессиональной карьере Бородина решающую роль. Личность Зинина, преданного науке исследователя и вместе с тем заботливого наставника, наложила глубокий отпечаток на личность Бородина. Во время учёбы в МХА Бородин писал романсы, фортепианные пьесы, камерно-инструментальные ансамбли, чем вызывал недовольство Зинина, считавшего, что занятия музыкой мешают серьёзной научной работе. Биографы Бородина часто цитируют высказывание Зинина, сделанное им публично, при свидетелях:
Господин Бородин, поменьше занимайтесь романсами; на вас я возлагаю все свои надежды, чтобы приготовить заместителя своего, а вы думаете о музыке и двух зайцах.
По окончании ИМХА (в марте 1856 года) начал работать врачом-ординатором Второго военно-сухопутного госпиталя, в апреле того же года стал ассистентом на кафедре общей патологии и общей терапии ИМХА, чуть позже как ассистент Зинина вёл практические семинары у студентов, а с 1859-м уже читал им лекции по химии. В 1857 году Бородин выдержал экзамен на степень доктора медицины, а в марте 1858-го в Санкт-Петербурге защитил диссертацию с темой на стыке химии и медицины — «Об аналогии мышьяковой кислоты с фосфорною в химическом и токсикологическом отношениях». Лето того же года Бородин провёл в Солигаличе (Костромской губернии), где изучал состав минеральных вод местной водолечебницы. Результаты изучения, опубликованные им в 1859 году в газете «Московские ведомости» (№ 130 за 3 июня; работа переиздана в виде отдельной брошюры под названием «Солигаличские солёно-минеральные воды»), послужили открытию лечебного курорта, который существует поныне.
В октябре 1856 года, дежуря в госпитале, Бородин познакомился с Модестом Мусоргским, служившим там же дежурным офицером. Молодой врач и молодой офицер нашли общий язык на почве музыки, их контакты не прекращались и в дальнейшем. На очередной встрече осенью того же года творческие эксперименты Мусоргского произвели на Бородина большое впечатление:
…я был ужасно изумлен небывалыми, новыми для меня элементами музыки. Не скажу, чтобы они мне даже особенно понравились сразу: они скорее озадачили меня новизною. Вслушавшись немного, я начал оценять и наслаждаться.
В 1857 году Бородин впервые выехал в Европу (Бельгия, Германия, Франция), исполняя обязанности секретаря и переводчика окулиста царского двора И. И. Кабата. В октябре 1859 года по протекции Зинина Бородин отправился стажироваться за границу для подготовки на должность адъюнкт-профессора химии. Почти три года он работал преимущественно в химических лабораториях Германии (Гейдельберг) и Италии (Пиза), ездил также во Францию и Швейцарию.
В сентябре 1860 года Бородин наряду с Н. Н. Зининым и Д. И. Менделеевым посетил знаменитый международный съезд химиков в Карлсруэ. Здесь даны были чёткие определения понятиям «атом» и «молекула» («частица», «корпускула»), что означало окончательное торжество атомно-молекулярной теории строения вещества, а также признаны т. н. «новые» атомные веса, установленные трудами французского химика Жерара и его учеников. В 1861 году в Гейдельберге Бородин разработал способ получения бромзамещённых кислот и открыл реакцию, известную ныне как реакция Бородина — Хунсдиккера.
В мае 1861 года в Гейдельберге Бородин познакомился с Екатериной Сергеевной Протопоповой, которя страдала хроническим лёгочным заболеванием и приехала в Германию для лечения. Протопопова оказалась хорошей пианисткой (училась у чешского пианиста Э. Шульгофа) и обладательницей абсолютного слуха. Она была поклонницей Шопена и Шумана, устраивала любительские концерты новой (романтической) камерной музыки. Свежие музыкальные впечатления стимулировали интерес Бородина к композиции — появились его виолончельная соната на тему И. С. Баха, струнное трио и струнный секстет, скерцо для фортепиано в четыре руки.
В сентябре здоровье Екатерины Сергеевны ухудшилось. Гейдельбергский профессор порекомендовал ей срочно переменить климат и ехать на юг, в Италию. Бородин сопровождал Протопопову в этой поездке. После встречи с профессорами химии Пизанского университета Себастьяно де Лука и Паоло Тассинари, которые тепло приняли русского коллегу, Бородин получил возможность заниматься в лаборатории местного университета. Там в 1862 году впервые в истории химии он получил фторорганическое соединение — фтористый бензоил — и нашёл метод получения фторангидридов карбоновых кислот. В Италии Бородин также не оставлял занятий музыкой и сочинил фортепианный квинтет.
В сентябре 1862 года Бородин вернулся в Санкт-Петербург, той же осенью познакомился с М. А. Балакиревым и вошёл в его кружок, ставший впоследствии известным как «Могучая кучка». В декабре того же года стал адъюнкт-профессором Медико-хирургической академии и начал читать в ней курс неорганической химии. В марте 1864 года возглавил кафедру химии в должности ординарного профессора.
17 апреля 1863 года Бородин женился на Е. С. Протопоповой, которую непрерывно опекал, поддерживал духовно и (не в последнюю очередь) материально всю оставшуюся жизнь. Екатерина Сергеевна плохо переносила петербургский климат: осенью она обычно уезжала в Москву, где подолгу жила у матери, возвращаясь к мужу только зимой, когда в Петербурге устанавливалась сухая морозная погода. Однако это всё-таки не гарантировало ей отсутствие приступов болезни, во время которых муж был для неё и врачом, и сиделкой. Екатерина Сергеевна много курила, страдала бессонницей и засыпала только под утро. Со всем этим нежно любящий и добропорядочный супруг должен был мириться.
Лето 1865 года супруги Бородины провели на юге Австрии, близ Граца, где Бородин написал Первую симфонию (завершена в конце того же года).
Заслугой Бородина перед обществом является активное участие в создании и развитии возможностей для получения женщинами высшего образования в России: он был одним из организаторов Высших женских врачебных курсов, на которых с 1872 по 1885 год преподавал химию. С 1874 года — казначей Общества пособия слушательницам Медицинских и Педагогических курсов. Один из членов-учредителей Русского химического общества (1868).
В 1870—1871 годах — один из редакторов журнала «Знание».
Значительное время Бородин уделял работе со студентами и, пользуясь своим авторитетом, защищал их от политических преследований властей в период после убийства императора Александра II.
В последние годы Бородин жаловался на боли в сердце. Описание его скоропостижной смерти дано в воспоминаниях М. В. Доброславиной. Бородин умер от сердечного приступа вечером 15 (27) февраля 1887 в казённой «академической» квартире, в разгар общего веселья на организованной им по случаю Масленицы костюмированной вечеринке. Во время разговора с Доброславиной Бородин внезапно потерял сознание и упал:
Все бросились к нему и тут же на полу, не поднимая его, стали приводить его в чувство. Понемногу сошлись все врачи и профессора, жившие в академии. Почти целый час прилагали все усилия, чтобы вернуть его к жизни. Были испробованы все средства, и ничто не помогло".
Похоронен на Тихвинском кладбище в Александро-Невской лавре (Санкт-Петербург).
Под влиянием М. А. Балакирева, В. В. Стасова и других участников этого творческого объединения сложилась музыкально-эстетическая позиция Бородина как приверженца русской национальной школы в музыке и последователя М. И. Глинки.
Большой занятостью Бородина, а также высокой требовательностью к себе объясняется малое количество законченных музыкальных сочинений. Наиболее значительное произведение Бородина — опера «Князь Игорь», над которой композитор работал в течение 18 лет, но так и не окончил её. После смерти Бородина оперу дописали и сделали оркестровку по материалам Бородина Н. А. Римский-Корсаков и А. К. Глазунов. В этой редакции опера была впервые поставлена в 1890 году в Санкт-Петербургском Мариинском театре, ставилась и записывалась на пластинки в XX веке. В последней трети XX века были предприняты новые попытки реконструкции оперы. В редакции Ю. А. Фортунатова и Е. М. Левашёва она была поставлена в 1974 году в Вильнюсе, в 1993-м — в Генуе и Москве. Опера «Князь Игорь» до настоящего времени остаётся одним из шедевров русского оперного искусства.
Бородин показал себя новатором в оркестровой музыке, впервые воплотив принципы эпической драматургии в симфоническом жанре. Премьера Первой симфонии (1867) состоялась в 1869 году с оркестром РМО под управлением М. А. Балакирева, партитура была издана В. В. Бесселем в 1882 году. Вершина оркестровой музыки Бородина — Вторая («Богатырская») симфония (1876), первое исполнение которой состоялось в 1877 году под управлением Э. Ф. Направника. Партитура вышла в свет в 1887 году, посмертно, в редакции Н. А. Римского-Корсакова и А. К. Глазунова, внесших в её музыку значительные изменения. Обе симфонии уже при жизни Бородина получили признание за рубежом. Особенно популярной была Первая — с триумфальным успехом впервые за границей она была исполнена в Баден-Бадене в 1880 году, а несколько позже — в Амстердаме, Антверпене, Будапеште, Дрездене, Лепйциге (1883, под управлением Артура Никиша), Монако, Кёльне.
К числу лучших камерных инструментальных произведений Бородина принадлежат Первый и Второй струнные квартеты, представленные ценителям музыки в 1879 и в 1881 годах. В последние годы жизни Бородин работал над Третьим квартетом.
Бородин — не только мастер инструментальной музыки, но и камерной вокальной лирики, ярким образцом которой является элегия «Для берегов отчизны дальней» на слова А. С. Пушкина. Композитор обогатил жанр романса образами русского богатырского эпоса (например, в произведениях «Спящая княжна», «Песня тёмного леса»). Образец сатиры Бородина — песня «Спесь» (на слова А. К. Толстого).
В «Князе Игоре», в симфониях, в вокальной лирике Бородин избегает декоративности, характерной для квази-народной и по существу эклектической стилизации. Тем самым достигается ощущение подлинной архаики, достоверности образа Древней Руси, который рисует композитор.
Творчество Бородина отличается глубоким проникновением в строй как русской народной песни, так и музыки народов Востока (в опере «Князь Игорь», симфонической картине «В Средней Азии» и других произведениях).
Традиции музыки Бородина восприняли советские композиторы С. С. Прокофьев, Ю. А. Шапорин, Г. В. Свиридов, А. И. Хачатурян и др.
Музыка Бородина легла в основу американского мюзикла на ориентальную тему «Кисмет» (1953); особенно популярной стала песня «Stranger in Paradise», представляющая собой обработку хора Бородина «Улетай на крыльях ветра» (с 1954 года песню с успехом исполнял Тони Беннетт). Позднейшая обработка того же хора (1997) принадлежит афроамериканскому рэперу Warren G.